Кто поддержит малый бизнес Кузбасса?

В Ленинск-Кузнецком и Юргинском муниципальных районах малый и средний бизнес гораздо чаще получал поддержку в рамках различных государственных и муниципальных программ, чем предприниматели из других территорий области.

Такой вывод напрашивается по итогам бизнес-переписи 2015 года, которые Кемеровостат подвел и опубликовал на своем сайте.

Перепись показала, что о существовании господдержки юрлица и индивидуальные предприниматели были информированы примерно одинаково: на 36% и 38%. Средний процент получателей поддержки в обеих группах тоже отличался незначительно: 2,1% – среди «юриков» и 3,6% – среди физлиц. Детали более красноречивы.

Они свидетельствуют, например, о том, что больше всего получателей господдержки среди малых предприятий было в Кемерове, Новокузнецке, Юрге и в Ленинск-Кузнецком муниципальном районе. А среди ИП – опять же в Кемерове, Новокузнецке, Ленинск-Кузнецком районе, а также в Киселевске и в Мариинском районе.

Но если перевести абсолютные цифры в проценты от общего числа зарегистрированных здесь субъектов малого и среднего бизнеса, почти все названные территории тут же попадут в аутсайдеры. Потому что 125 кемеровских предприятий-получателей – это всего лишь 1,9% от 6,6 тыс., работавших в областном центре на тот момент. А 74 поддержанных «ипэшника» среди 8,6 тыс. кемеровчан, организовавших свой бизнес, и вовсе составляют только 0,9%…

В безусловные лидеры при таком анализе выйдет Ленинск-Кузнецкий район: в 2015 году господдержку здесь получили почти половина собственников малых предприятий и каждый четвертый индивидуальный предприниматель. На втором месте – Юргинский муниципальный район, где господдержку получили 30% владельцев малых предприятий и 15% ИП.

«Эти цифры красноречиво характеризуют отношение органов местного самоуправления к развитию малого и среднего бизнеса, – считает уполномоченный по защите прав предпринимателей в Кемеровской области Елена Латышенко. – Там, где местная власть считала развитие предпринимательства приоритетом своей деятельности, там и средства на поддержку умудрялись выделять, имея гораздо более «копеечные» бюджеты, чем в крупных городах. Сельские территории вообще развивали это направление более активно, чем городские округа. Потому что гранты предоставлялись на условиях софинансирования, и главы сельских территорий быстро поняли: это – способ привлечь в район федеральные деньги. По действовавшим в 2015 году условиям на один рубль из местного бюджета выделялось четыре рубля из регионального и 62 рубля из федерального. И там, где власть хотела помочь своим предпринимателям встать на ноги, эти средства привлекали.

К сожалению, в 2017 году на федеральном уровне было принято решение отказаться от грантовой поддержки бизнеса за счет государственных средств. Гранты останутся только для моногородов-ТОСЭР. В Кузбассе, напомню, территориями опережающего социально-экономического развития выбраны Юрга и Анжеро-Судженск. Вероятно, у правительства РФ были веские причины, чтобы принять именно такое решение. Однако на развитии малого бизнеса в целом это скажется не лучшим образом».

Для сведения: по данным бизнес-переписи, в 2015 году в Кузбассе фактически вели деятельность около 20 тыс. малых предприятий и более 30 тыс. индивидуальных предпринимателей.

 

Источник: kuzbass85.ru

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.

ОРВ

СЕЙЧАС ЧИТАЮТ

2211

СЕЙЧАС ЧИТАЮТ

^